lvfc1958 (lvfc1958) wrote,
lvfc1958
lvfc1958

Categories:

Мексика, февраль 2017. Выезд Владивосток - Калиниград

Смерть кабронам от ножа!



Тихуана ведь это самая граница со Штатами. Только границу перейдёшь, а там кокос в пол цены, шлюхи по 20 баксов каждая, а шпек и кристаллы дети на завтрак пользуют. Поставив бонмобиль на комфортабельную парковочку перед границей мы вчетвером, предварительно взорвав плотный штакет, попиздили к переходу. Рука моя натружено сжимала полгаллоновый стакан пина колады.

Границу перешли без измен. Пару раз тупанули, постояли не в той очереди, но что взять с гринго. Усатый офицер на границе подмигнул, почуяв отчётливый запах спиртяги из наших макдаковских стаканов. Похотливая брюнетка в офицерской форме крутила своей сладкой латинской жопой. Жизнь была хороша.



Мексика встретила усилившимся дождём. Валим в кабак. Батл короны, другой, шот текилы, снова батл короны, начинай сначала. К моменту заселения в дешманский мотель мы уже достойно нарядились. На бошках членов экспедиции были максимально ебучие сомбреро Viva Mexico, купленные (ясен хуй купленные, для подрезалова в Мексике надо иметь по-настоящему стальные яйца) по синеве у усатого каброна в одном из миллиона сувенирных шопов. Скинули шмот, завесили баннерами окна. Доки в ящик, от греха подальше, и вперёд, к приключениям.



Идём в квартал с блядищами, в баре берём текилы. Следующий бар, ещё текилы, бармен заряжается на кокец. Ке пасо, каброн, ме густа кокейн эйт болл. Бармен жуёт сопли, суём бабки, валим ещё в один кабак. О, тут уже шлюхи трясут обвисшими жопами. Внутри и снаружи трутся максимально стрёмные латиносы, видно, что мы на верном пути. Си сеньор, ещё текилы. Валим дальше, о, ща сервежи в дорогу возьмём. Рядом тормозит ментовская тачка. Да ладно, пацаны, не ссым, мы чистые, не доебутся. Нельзя пить? Да завязывайте, сколько бабок? 2000 песо? Да хуйня, бабки не проблема. Бля, это 150 бакарей? С каждого? Они нас на понт берут, хуй им, а не бабки, мы же не американцы сахарные, полезай в бобон.



И вот уже второй час мы катаемся по ебучей Тихуане, собирая с улиц всякий скам. Под ногами скапливается пакеты, которые лихо скидывают усатые мучачо. Какой-то стрёмного вида мекс обещает за 3 тысячи песо решить все наши проблемы. Это у тебя проблемы, каброн, иди ка ты нахуй, а мы едем в тюрьму.

Отделение мусарни встретило бьющим в нос запахом ссанины. Даже не обыскивая, оформляют в отдельный обезьянник, клетка с местными напротив. Налаживаем межкамерную связь, ну кто будет стоять на дороге? Как там по-испански «жизнь ворам»? Проходит ещё несколько часов.

Местная шобла, я тебе скажу, была в высшей степени экзальтирована фактом появления гринго в столь уёбищном месте в столь уёбищный час. Повиснув на решетке, уркаганы свистели и улюлюкали, всеми силами пытались наладить коммуникацию. Но хабло эспаньол, чико. Параллельно, к нам в камеру водили усатых генералов, которые назначали всё большую цену за нашу свободу. 5000 песо? Чуваки, да мы не американцы. Но гринго, понимаешь? Мы – русские, с нами бог и поэтому денег у нас нет. Да бля, это больше, чем бюджет всей нашей поездки, и не стоит наша свобода таких лэвэ. Давай в суд, мучачо, чтоб всё официально, и чтоб судья три раза отбил молотком.

Заходят менты. Ребятки, мы вас переводим в камеру напротив, а это значит, что для вашей безопасности вам нужно сдать все вещи. Чуваки, какая безопасность! Это если я вам, мусорам, сдам свои вещи, они точно будут не в безопасности, а вот за себя я точно не волнуюсь, так что давай, переводи. Начальник смотрит с удивлением. Пацаны, вы не поняли. 5 тысяч песо, и ничего сдавать не придётся. И даже в камеру напротив вас не переведём. И пойдёте домой, а может, по дороге, ещё успеете к шлюхам на вечерний отсос. По-дружески, ребята. Я точно не советую вам в обезьянник напротив.



От такого напора мы по-тихой сыканули. Не знаю как ты, но я вообще не хотел бы быть зарезанным где-то в ссаных тихуанских застенках. Мексы пищали, кричали, висели на решётке, бегали по камере, кто-то посылал воздушный поцелуй. Собрались, братва, мы же Лучи! Приготовившись адово пиздиться, залетаем в камеру. Луч! Луч! …. Ничего не происходит. Арестанты смотрят на нас дружелюбно, тянут руки. Бляяя, пацаны, нас реально тупо мусора разводили, чё бродягам делить? 10 тысяч километров нас разделяют со столь далёкой родиной, а мусорские разводки как в родном Зажопинске. Начинаем адово угорать. Видя такой расклад, легавые, под смех всей клетки, возвращают нас обратно.

Прошло ещё несколько часов, уже поздняя ночь. Под равнодушный взгляд вертухаев, в камере напротив в кровь мусолят какого-то каброна. Когда ж нас выпустят…

Переводят на тюрьму. Тут уже не уёбища из отделения, тут серьёзные мусора. Наручники, жёсткий обыск, срезают шнурки. Опись имущества, закидывают в настоящую хату. Ссаниной воняет меньше, тут уже полноценное очко, шесть бетонных шконок в 3 уровня. В самом низу лежат два уторченных америкоса: старый пердун с лицом педофила и малолетний объебос на кумаросах. Настроение у румяного пиздюгана меняется за считанные секунды, то люто угарает, то скатывается в какой-то беспросветный депор: дёргает себя за волосы, орёт «I’m fucked! I’m fucked!». На зажимухе у него нычка с какими-то таблами, не верю своими глазам, - штрих то не прост.

Бетонный шконарь это страшная хуйня. Спать невозможно, сразу обостряется и насморк, и гонорея. Время идёт дико медленно, коротаем часы разговорами за жили-были с америкосами. За чё сидим, пацаны? Мусора говорили, что без суда нас могут держать 36 часов, амеры уже просидели по 40, охуенный движ. Один из пиздлявых вертухаев говорит, что завтра, в 10 утра к нам приедет миграционка, будут нас депортировать. Тааак, куда это ещё депортировать, в матушку Россию? В Штаты? Угараем, какой депорт за бухло, точно нас наёбывают. Утром отпустят, куда денутся. Интересный факт, полы в тюрячке пидорят сами осужденные, причём им даже срок не скащивают, всё сугубо ради того, что бы было чем заняться. Нам работать и не предлагают, это хороший знак. Зато предлагают баланду - куриный суп в бумажных стаканах. Курицой там и не пахнет, вода с кукурузной мукой. Делаю два глотка – ну и хуета. Бедные амеры в секунду стачивают свои порции, отдаём свою баланду, чуваки в ахуе от нашей щедрости. Да ешьте, парни, мы скоро на свободе будем буррито жевать.

Наутро пригоняет миграционка. Все вещи возвращают, а это уже совсем радостная новость, вот он запах свободы. На улице светит яркое солнце. Нас везут через весь город, в окне непрекращающиеся фавелы. Привозят в понтовый особнячок. Миграсьон чё-то там. Ага, не надурили. А-р и Ег-ка имеют загранники на карманах, я с Л-ном только русские доки, загранники в хостеле. Парней сверяют по всем базам, и уже через час отпускают за нашими паспортами, - ура-ура! И правда, сидеть в вонючих застенках в столь прекрасную погоду это полная херня. Пока парни мутят доки и забирают вещи, нас отводят в камеру.



Миграционная тюрьма уже совсем другое дело, - там чисто, светло, даже одеяла есть. По камере разносится божественный запах дошика. В камере уже совсем другой люд и совсем другие настроения. Бля, там даже тёлки-вертухаи.

Сокамерники тоже что надо, - улыбчивые латиносы довольного жизнью вида, бегают голозадые детишки. С тёлкой-вертухаем флиртуют четверо бородатых типов какой-то совершенно чеченской наружности. Косовары! Нихуя себе, почти сербы-братушки. Разговорились. Тормознули их при попытке нелегального пересечения границы со Штатами, хотели депортнуть из страны, а не вышло, - в Мексике нет посольства Косова, а других, к примеру, сербских или албанских паспортов у парней нет. Удивительно, конечно, жить в непризнанном государстве. Посещать они могут только те страны, что признают Республику Косово. На американском континенте таких немного. США признают, но визы косоварам принципиально не дают. Парни летели до любимой володей путиным Панамы, откуда по земле уже добирались до самой границы со Штатами. Кордоны пересекали тайно. И всё у них шло гладко, пока американские погранцы их не хлопнули. За 3 недели в застенках парни обзавелись окадистыми бородами, но не потеряли бодрости духа. Рассказывали про войну, разумеется. Сербов они ненавидят люто, у каждого война забрала родных: отцов, матерей, братьев, сестёр, у одного чувака сербы вырезали всю семью. Мы особо не обостряли, видно, для парней это больная тема. Хорошо, майки Косово йе Србия оставили дома.

На выход нас пригласили в самый разгар богословских споров об аллахе и мистической сущности троицы. Бандитского вида латинос признавался в любви к Иисусу. Косовары задвигали за шариат. Хорошо…

Мусора привычно откатывают пальцы, возвращают все шмотки, бабки (недосчитался сотни баксов, срезали, черти). Эй, руси, у тебя что, вчера день рождения был?

Да, каброн, у меня был день рождения, и встретил я его в вашей ёбаной тюрьме. И мне нихуя не понравилось. Идите нахуй.



На улице был удивительно солнечный день. Усатый офицер пожелал хорошей дороги. Жирная негритянка крутила обвисшей жопой. Жизнь была хороша.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment